• ОколоАдмин

"Ты не можешь просто взять, и ворваться!"

Летом 2018-го года, почти случайно, для того, чтобы занять себя в долгой дороге в Карелию, закачали первый альбом группы “Заточка” - “Грязное дельце”. Мы ничего не знали об этой группе, но к концу пути она стояла у нас на репите. Сочетание рэпа и струнных, местами блюзец и кантри на русском языке, захватили нас с первой песни. В апреле 2019-го ребята приехали с концертом в Петербург, а мы не могли не воспользоваться такой удачей. (Беседа с парнями шла легко, и я до сих пор не возьму в толк, как отразить в тексте огромное количество шуток, юмора и гогота. Не писать же, как на постановочных телешоу - массовке: “смеяться”, “апплодисменты”, “звук разочарования”. К этому тексту нужно относиться, насколько серьёзно, настолько и с юмором. Ты же не веришь всему, что написано в интернете?)

- Ваша музыка это что вообще? Профессия? ЮРИЙ (далее - Ю.): Ну да.

ИЛЬЯ (далее - И): Мы только начинаем, у нас фестивали будут летом 2019-го, ведем переговоры ещё о двух-трёх. Есть интерес к нам у организаторов, ну и хорошо бы чтобы всё сложилось.

Ю.: Гастрольная деятельность только разворачивается.

- Это первый тур?

И.: Это даже дне тур, это наш первый сольный выезд: путешествие из Петербурга в Москву и обратно. - Кто ваш средний слушатель, как вы видите его портрет? Ю.: В последний раз смотрели статистику просмотров на Ютубе и там какие-то пугающие данные. И.: Самый большой процент - это аудитория от 18 до 24, потом такая дырка и начинаются люди после сорока - в виде такой козы график. Ю.: А активность ВКонтакте - это люди в возрасте 30-35 лет. И.: Пока мы не можем там объективный срез сделать - ждём 100 000 подписчиков, тогда будет уже вырисовываться портрет. - Как в музыке появляются деньги? Оправданны ли они на фоне зарплаты за "работу на работе"? И: Это роялти - все прослушивания стоят денег, сейчас это потихоньку начинает у нас в стране работать, музло покупается, стриминговые платформы, плюс концерты, плюс корпораты, рекламные истории. Если ты, допустим, музыкант, ты можешь начать преподавать гитару или там что-то ещё. Из этого складывается у тебя какая-то общая картинка. - Откуда в клипе на песню “Новый шериф” взялся Сергей Селин - Дукалис? Ю: Мы хотели, чтобы в роли нового шерифа был человек, который у всех ассоциируется с представителями правопорядка: он появлялся и понятно - вот новый шериф. И.: Это должен быть панч, весь клип ты не знаешь кто он - новый шериф, а в конце оказывается - вот он. Это должно было быть известное лицо, а известнее полицейского, чем Селин, я вообще не знаю.

Ю.: Мы его позвали просто по приколу, чтобы он показал своё лицо и все посмеялись, а он ещё в моментах сыграл очень эффектно - там, где он стреляет.

И.: Ворвался сразу на площадку с советами, а не просто приехал за гонораром или отсидеться. Со всеми познакомился, начал предлагать идеи режиссёру, можно так или вот так - настоящий профессионал. Это второй в его жизни клип, первый - у группы "Любэ". Так что он ещё не паханная целина. - Вы из Тюмени - что это за город вообще? Ю.: Это великолепный город, который в последнее время очень поднялся. Я там уже не живу - может дело во мне было, но с того момента, как я уехал, там всё начало улучшаться и улучшаться, и сейчас это чуть ли не первый в России город по уровню жизни. Долго там не был, надо хоть приехать посмотреть, может, там проститушные повсюду дорогущие, разливное пиво везде, как я мечтал.


- Вы оба из Тюмени?

И.: Нет, я из Астрахани. Ю.: Мы типа север и юг такой.


- Что за город Астрахань?

И.: Его называют русской Венецией, он порублен каналами, реки Волга, Кутум. В общем, южный город - ничего особенного, хотя, рыбалка, сразу, если про Астрахань, то это рыбалка.


- Браконьеры с автоматами? И.: Нет, это Калмыкия больше, Дагестан - это их браконьеры. - А где вы познакомились при таком географическом разбросе? Ю.: В Москве. - Повидав другие города и веси, что такое Сибирь? Для туристов всего мира - это уже марка, бренд. Ю.: Даже не знаю, для каких туристов это что-то значит, потому что я не видел у нас туристов, которые не по бизнесу приезжают. Сибирь - это такая нефтегазовая зона, куда все ездят на практику после универа и всё. Такие, местами очень суровые, города. В этом плане Тюмень - это ворота в Сибирь, первая крепость завоёванная в Сибири и довольно южная точка по тамошним меркам - это Западная Сибирь и климат там конечно не как в Магадане, Мурманске или ещё где-то. В целом, мне кажется, большая часть страны подходит под определение “Сибирь”: с Уральских гор начиная. - В первом альбоме у вас есть песни, послушав которые, не можем не спросить: каким было ваше детство? Ю.: На самом деле обычное детство, мне оно казалось очень суровым в процессе, я думал, что прохожу через какое-то говно, постоянно что-то происходит. А сейчас, я смотрю назад, и даже ностальгирую. Детство у нашего поколения было для всех одинаковое: наши песни это неплохо иллюстрируют. Середина и конец восьмидесятых - мы все какие-то одинаковые ментально. Сейчас мне не кажется, что я проходил через какие-то невероятные трудности, всё как обычно, как у всех. По-хорошему уже вспоминаешь какие-то моменты.

- А музыкальные увлечения в детстве какие были? И.: Я занимаюсь музыкой с детства - с 13-14 лет. Это же детство еще? Мы с группой переехали в Москву почти 10 лет назад, группа называется "Anacondaz". Последние пять лет я занимаюсь музыкой профессионально: ну типа я больше ничем не занимаюсь, только музлом. Я с детства хотел стать музыкантом. Родители рассказывали, что в 90-х, когда было всего 2-3 телеканала, без музыкальных само собой, по Первому каналу показывали Олега Газманова или каких-то таких артистов - я сразу бежал, прикидывался в джинсы и начинал отплясывать. Родители музыкой не занимаются и всё это было для меня по наитию. Потом я услышал тяжёлые группы в начале 2000-х- это было время Limp Bizkit, MTV, Guano Apes - всей современной альтернативы, и просто стал фанатом всего тяжёлого и гитарного. Затем в рэп как-то увело, но и внутри него я играю тяжёлое гитарное и всякое такое. Ю.: Я занимаюсь музыкой, типа кустарно, всю свою жизнь, лет наверное с пятнадцати. Мы записывались с парнями, читали рэп, везде ездили, ну до какого-то определённого уровня мы продвинулись и на нём остались. А потом появилась “Заточка”. Ничего сверхъестественного, мне кажется, так у большинства людей: ты не можешь просто взять и ворваться. Всю жизнь тебе было по х*й на музыку, а через год ты записываешь альбом - так не бывает. - Ты к этому идёшь изначально? Ю: Ты всё равно двигаешься в этом направлении. Всегда. - С чего начинались фантазийные и социальные истории в репертуаре? Какая была первая песня? Ю: В том-то и дело, что первые песни, которые появляются - они вообще не самые показательные. Самая первая песня - “За берегом тем”. Послушав её, будешь думать, что альбом весь такой. Вторая - “Я виноват”. А потом была "На стрелу". Мы сделали её, и мне показалось, что из этих трёх - она самая п*зд*т*я. Я сам люблю, когда музыканты травят какие-то байки, рассказывают истории, сейчас в музыке этого немного. “За берегом тем” мне очень нравится по музлу, она блюзовая такая. И.: Нет в рэпе или этого мало, именно баек, историй, каких-то замечаний. Хочется чтобы рэп было интересно слушать - у нас такая задача. - Оказался ли востребованным социальный подтекст песен? Ю.: Меня это иногда пугает. Сначала я, конечно, очень радовался, но затем я начал напрягаться, насколько на концертах совсем юнцы поют “Батя бьёт мамку”, и поют это, как что-то такое прикольное, как будто, так и должно быть. А потом ты понимаешь, что раз эта песня такому количеству людей близка, то это даже плохо, бл*дь, жутковато. И.: Необязательно, что они за это переживают - просто врываются. Ю.: Я не буду котировать песню, если она мне не близка. Это прикольно, мы пытаемся обратиться к таким же людям. Даже к сорокалетним дяденькам, которых тоже много. Были люди и за 54 года в статистике слушателей - может они на Дукалиса подкинулись. На Сергея Селина, почему я называю его Дукалисом? Для интервью это очень странно.

- Правда любите кантри? Ю.: Я всю жизнь слушал такой классический американский рэп - 94-97 год, всё что за 97-ым мне уже не так прикольно. Кантри, блюз - для меня атмосферный вопрос: смотришь старый боевичок, а там кто-то обязательно въезжает в закат и блюзец. Мне было интересно именно с этой атмосферой что-то сделать. При том, что ты берёшь что-то суперрусское, как история “Батя бьёт мамку”, и берёшь что-то супернерусское, типа там банджо, кантри, что-то, что вообще никогда не должно быть вместе. И это нам показалось интересным сочетанием. А кантри мы конечно постоянно послушиваем, я большой фанат Джони Кэша - старых этих всех классных мужиков. Современное кантри, кстати, в Штатах тоже хорошо живёт - тот же Тим Макгро все деньги собрал у людей. И.: У них там своя сцена, кантри в США серьёзно представлено. Я не фанат кантри, как весёлых ковбоев, просто интересна форма и музыка понятна, я знаю, как её играть. Ю.: Чистое кантри не пойдёт, песне к пятой ты захочешь переключить. И.: В общем, экспериментируем, смотрим, как на звук это всё. - Из современных исполнителей кто нравится? Ю.: Меня постоянно спрашивают, я думаю, в следующий раз, когда меня спросят, я буду готов, а я постоянно не готов. Каждый раз мне не хочется показаться старпёром, мы типа всё отслушиваем, весь свежак, но так, чтобы я что-то из последнего выхватил и прям удивился - такого не помню. И.: Так тоже не могу вспомнить. Ю.: Снова со спущенными штанами на этом вопросе поймали, нужно на следующий раз себе напоминалку поставить. Я потом выйду отсюда и вспомню пару тройку имён. И.: Всё просто, в детстве музло по-другому слушалось: ты купил себе диск и сидишь с ним одним, у тебя нет 50 дисков, а у меня сейчас есть: просто одним пальцем куда угодно забираюсь и там внутри море музыки [показывает смартфон]. Если какие-то старички или какие-то известные банды выпускают - ты даёшь шанс, ты слушаешь их пять раз: вкурить, понять, что куда. Нет ни одной группы современной, ни в одном стиле. Вот вчера появилась - первый альбом - и я сказал: вот это класс. Слушаю всё какие-то старые банды. - Популярность - есть ли она у вас? Ю.: У нас она выражается так: нас в пивняке узнали недавно. И.: Пока у нас туго именно с узнаваемостью.

- Когда ждать новый альбом? И.: Осенью. - Чего ждать? И.: Хотим по такой же схеме: тех же щей, только гуще влей. - Три любимых фильма? Ю.: “Криминальное чтиво”, однозначно первое место.“Гран Торино” Клинта Иствуда. Ещё из недавнего - “Три билборда на границе Эббинга, Миссури”. И.: У меня стандартный набор, примерно такой же: “Крёстный отец”, я его пересматриваю раз в год, сразу три части. Обычно, включаю в самолёте, когда далеко лечу. - Тот же вопрос про книги? И.: У меня туго. Ю.: Сколько угодно могу назвать. Пусть это будут “Колымские рассказы” Шаламова. Пусть это будут “Идиот” Достоевского или “Братья Карамазовы”, они взаимозаменяемы. И пусть это будет автобиография Познера “Прощание с иллюзиями”. Недавно на неё наткнулся - это просто ох*енн*я книжка. Он там байки травит просто шикарнейшие, дико рекомендую. Ещё есть Гузель Яхина - “Зулейха открывает глаза”. Да сколько угодно могу перечислять. Сейчас я читаю “Дети Арбата” Рыбакова. Уже дочитываю, скоро узнаю чем там всё закончится. - Девиз по жизни есть? И.: Лишний рот страшнее пули. Ю.: Это неофициальный девиз группы “Заточка” и он звучит чаще, чем что либо другое. Записал Дмитрий Герасимов для Околоспорта. Фото из сообщества группы в ВК.

Просмотров: 52